Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Какой бы темы не касался генетик Александр Коляда на своих выступлениях — это всегда впечатляет. А сфера его научных изысканий с эпицентром в такой интереснейшей и перспективной области, как генетика, очень широка. Каждый доклад Александра Коляды — самый свежий научно-практический срез всего, что касается связи генетики и старения человека, генетики и продления молодости. И то, чем он делится на своих выступлениях, всегда эксклюзивно. Очередная премьера доклада «Использование пептидов и полинуклеотидов в эстетической медицине. Результативность» состоится на Международной конференции «ПЕПТИДЫ VS ПОЛИНУКЛЕОТИДЫ», которая пройдет в Киеве 7 ноября.

— Вы, генетик, часто выступаете на образовательных мероприятиях для косметологов и специалистов эстетической медицины. Насколько плотно сегодня Вы и ваши коллеги соприкасаетесь с косметологией?

— По сути, и мы, генетики, и косметологи занимаемся «омоложением». Но зачастую ни клиенты, ни сами косметологи не знают множества нюансов. Например, известно ли вам, что количество гиалуроновой кислоты в коже с возрастом не меняется? Её количество стабильно: сколько в молодости, столько и в старости. Можно её с чем-то смешать и уколоть, но колоть её в кожу из-за недостатка — профанация. Конечно, понятно и простительно, когда косметологи в силу своих профессиональных убеждений считают, что есть всего один подход к коже: воздействовать снаружи. Все понимают, что кожа — это наша защитная оболочка. И её основная функция — служить барьером между внешним миром и организмом. И, к слову, не пропускать внутрь все то, что вы на кожу мажете. Это её главная задача, иначе, если бы вы подержались за зеленый поручень, вы стали бы зелёного цвета (смеется — ред.) При этом все убеждены: вот, сейчас я что-то намажу, и коллаген проникнет прямо внутрь…

Не подумайте, я ничего не отрицаю, но волшебных таблеток или волшебного крема молодости не было и никогда не будет. Но есть компетенция врача, и есть инструментарий, который сегодня очень богат. Я лишь хочу показать еще одну возможность — профилактику. Считаю, что разным специалистам нужно объединяться для того, чтобы получить какой-то вменяемый результат. Поэтому мы изучаем старение кожи. И рассказываем об этом косметологам.

АЛЕКСАНДР КОЛЯДА: «Внешний вид вашего клиента зависит от того, насколько грамотно вы пользуетесь своим инструментарием. Вы ведь не можете починить машину одним инструментом, точно также мы не можем «починить» человека одним препаратом».

— Один из ваших докладов посвящен ингредиентам, которые используются в косметике.

— Ситуация в мире косметологии сегодня такова, что люди, которые пишут инструкцию к кремам, никогда не общаются с людьми, которые эти кремы мажут и продают. И тем более с теми, кто их покупает. Я иногда увлекаюсь «толкованием этикеток», то есть, объясняю косметологам то, что написано в инструкции и что на самом деле это значит. Почему этим не занимаются люди, которые изобрели этот препарат и выпустили этот крем — неясно. Поэтому приходится доставать этикетку и разбираться, почему именно эти ингредиенты смешаны в данных пропорциях, эффективно ли это или чистый маркетинговый ход. И доказывать, почему не стоит верить всему, что написано на этикетке.

Иногда попадаются удивительные вещи. Один из моих любимых мифов — это миф о слове «омоложение». Я даже когда-то собрал коллекцию всех неправильных формулировок, связанных с косметологией и омоложением. Пишут совершенно некорректные вещи. Грамотно же выглядят те марки, которые позиционируют процесс хотя бы как «замедление старения». Я, конечно, не специалист по этикеткам, но разбираюсь в стволовых клетках и всему, что связано с клеточной терапией. Поэтому, когда пишут, что крем со стволовыми клетками или что крем влияет на стволовые клетки – его вызывает ряд вопросов. Также забавно, как когда пишут, что крем создан на основе «заряженной воды».

— Получается, что все разработчики косметики пропагандируют и декларируют омоложение, а вы ведёте подрывную деятельность?

Да, потому что омоложение для меня — это не пустой звук. Мы видим за этим вполне конкретные молекулярные процессы в клетках.

— То есть, омоложение всё-таки возможно?!

Смотря, что вы называете омоложением. По крайней мере, ученые проводят реальные эксперименты, опровергают мифы или доказывают реальные возможности. Мы ставим эксперименты на мышах, мухах и клетках человека. Мы видим признаки старения на ранних этапах и меряем скорость процесса старения. Поэтому, когда мне кто-то говорит, что он изобрёл что-то для омоложения, у меня возникает ряд резонных и заковыристых вопросов. Поэтому я и посещаю мероприятия: а вдруг кто-то знает о старении то, чего еще не знают в науке?

— Вы верите в косметологию как науку, которая может продлить молодость?

— Есть нюансы, но существуют и действенные вещи. Например, продукты питания и их влияние на кожу, употребление пробиотиков и пребиотиков. Все сегодня заботятся о коже снаружи, но забывают, что кровь и сосуды доставляют все тоже самое к нашей коже изнутри. Те же витамины, те же антиоксиданты.

— То есть, хороший крем лучше «намазывать на хлеб»?

— Не надо пренебрегать любым подходом, если он эффективен. Есть компетенция врача, и есть инструментарий. Вот у вас как у врача существует обоснованная причина прописать человеку аминокислоты и пробиотики, рекомендовать физическую активность — именно для здоровья кожи. Также есть такие инструменты, как правильный крем, грамотно подо-бранные инъекционные процедуры. Насколько хорошо выглядит ваш клиент — это зависит от того, насколько грамотно вы пользуетесь своим инструментарием и насколько он разнообразен. Вы ведь не можете починить машину одним инструментом, точно также вы не можете «починить» человека всего лишь одним препаратом. Да, это сложно, но только так это работает. Всем нужно объединяться, чтобы получить какой-то вменяемый результат. Стоит привлекать к уходу за пациентами смежных специалистов. И то же самое должны делать смежные специалисты, рекомендуя косметолога-дерматолога.

— Чего еще не хватает косметологии?

Меня лично удивляет то, что в косметологии, как правило, не используется серьезная диагностика. Диагностика — это такая же большая наука, и в косметологии она не менее важна, чем в других областях медицины. И существует ряд показателей, которые можно и нужно лабораторно проверять. И они существенно проливают свет на каждый конкретный случай и дают новые возможности.

— А у нас такие лаборатории есть?

В лаборатории мы разработали генетический анализ Паспорта кожи, который включает 25 показателей. То есть вы сдаёте слюну для анализа ДНК, а мы определяем 25 показателей вашей кожи и описываем, какие свойства она имеет. Это генетический подход. Есть ещё функциональный подход и биохимический.

— Часто ли к вам отправляют косметологи своих клиентов?

Случается, но этот проект некоммерческий, а чисто исследовательский, поэтому мы пока не поставили этот процесс на поток. Мы просто выделили и проанализировали все гены, которые отвечают за разные показатели организма. Вы же не удивляйтесь, что у нас с вами разный цвет волос или пол. И вы ведь не сомневаетесь в том, что это не зависит от количества съеденных вами огурцов. Это — предопределенность генетики. Так может и количество морщин на вашем лице тоже зависит от генов, а не только от огурцов и ультрафиолета? А может зависит? Я работаю с такими тестами и могу дать ответы на эти вопросы.

— Мне кажется, пока вы проведете все исследования, мы уже все состаримся…

Не переживайте, все исследования давно уже провели и сделали выводы. Просто читать об этом нужно не в глянцевых журналах, а в скучных и нудных англоязычных статьях…

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.